Второй бой Тигров

Однако второй бой завершился еще хуже, чем первый. Командование решило использовать «Тигры» вместе с несколькими Pz III для поддержки наступления 170-й пехотной дивизии на участок обороны 2-й армии. Наступление началось 22 сентября. Условия на местности мало чем отличались от тех, что остановили атаку месяц назад.

Майор Меркер, который самолично проверил прочность грунта, выступал против этой авантюры. Однако существовал прямой приказ фюрера, и никто не посмел подвергнуть его сомнению. Наступление началось после нескольких бомбовых ударов самолетов люфтваффе.

Вскоре после начала движения, один из «Тигров» получил прямое попадание в лобовую бронеплиту. Хотя снаряд не смог пробить броню, от взрыва заглох мотор, а все попытки запустить его снова завершились провалом. В горячке боя было решено, что эвакуировать в тыл танк не удастся и машину прикончили, бросив ручную гранату в башенный люк.

Три оставшихся танка Т-6 «Тигр» все же смогли достичь первой цели, но попытавшись продвинуться дальше, все были или подбиты или увязли в грязи.

Ценой неимоверных усилий три машины (в том числе и взорванный «Тигр») все же удалось эвакуировать в тыл. Четвертый, который продвинулся дальше всего, безнадежно увяз в грязи и все попытки сдвинуть его с места закончились провалом.

Становилось ясно, что эвакуировать машину не удастся. Однако подорвать танк, чтобы он не попал в руки противника, тоже никто не решался. Наконец, в ночь на 24 сентября ремонтная бригада прибыла на место.

С танка демонтировали все детали, представляющие сколько-нибудь большую ценность, после чего танк был подорван. Но история еще не закончилась.

Гитлер, который был главным виновником неудачи, как и полагается тирану, свалил всю вину на подчиненных и вызывал к себе для ответа бедного майора Меркора.

Хотя майор продолжал настаивать на то, что использовать танки на столь слабом грунте было по меньшей мере безответственно, из Меркера сделали козла отпущения, перевели служить в 5-ю танковую дивизию, где майор вскоре сложил свою голову.

Гудериан так прокомментировал эту историю:

это было не просто напрасные и тяжелые потери, но также потеря секретности и элемента неожиданности для противника в будущем.