Попадание 8,8 см. снаряда в танк

Что же происходило внутри американского танка, когда в него попадал 88-мм снаряд? В выпуске за март-апрель 1943 года журнал «Armored Cavalry Journal» опубликовал красочное описание этого неприятного события, написанное подполковником Лун В.Хайтауэром:

«Мы своими глазами видим, как над самой землей идет снаряд, подобно камешку, подскакивающему на поверхности воды. Осколок первого снаряда ударил под ствол пушки, не причинив, впрочем, большого вреда экипажу. Другой снаряд пролетел мимо опорных катков танка и вылетел из под днища с другой стороны, как испуганный кролик из норы. Еще один снаряд попал в башню танка, но не пробил броню. Четвертый снаряд угодил в подвеску.

Каждый удар по броне похож на удар по гигантской наковальне или в огромный колокол. От грохота болят уши. Но наше орудие цело, и мы продолжаем вести огонь. Очередной снаряд попал прямо в задний левый бензобак. Горящий бензин заливает моторное отделение и разливается огненной лужей вокруг танка. Я кричу своим ребятам: «Быстрее валим от сюда!» Танкисты высыпают из танка как горох, еще до того, как машина полностью остановилась.»

Что происходит, когда танк получает прямое попадание 88-мм подкалиберного снаряда?

Способность снаряда пробить броню танка зависит от множества факторов, характеризующих как снаряд, так и цель. Главную опасность представляет снаряд, пробивший броню и рикошетирующий внутри боевого отделения. Другую, не меньшую, опасность, представляют собой осколки, выкрошенные из брони, попавшим в нее снарядом.

Сержант Майкл В. Алтамура, начавший службу в 750-м танковом батальоне в Европе, был экспертом в области вооружений. Его часто приглашали осматривать разбитые и обычно выгоревшие корпуса танков его части, попавшие в немецкую ловушку. Так Алтамура описывает повреждения американского танка, в который попал 88-мм снаряд:

«Это были не игрушки — снаряд немецкого 88-мм орудия пробил броню «Шерма-на» и несколько раз рикошетировал внутри боевого отделения, кромсая на куски тела бедных танкистов. Если подбитый танк выгорал, то запах горелого мяса был просто ошеломляющим. Температура внутри танка была настолько высока, что обгорелые тела танкистов уменьшались в размерах раза в два.»

Подбитый танк следовало оставить и не пытаться вытащить кого-либо, кто остался внутри. После боя подбитый танк эвакуировала специальная служба, которая вдали от передовой, осматривала подбитый танк и извлекала из него останки погибших танкистов. Это делалось для того, чтобы не деморализовывать личный состав дивизии. Полковник Джимми Лич, командир одного из батальонов 4-й танковой дивизии, вспоминает:

«Если бы танкисты знали, какой страшной смертью гибли их товарищи, оставшиеся в танках, подбитых немецкой 88-мм пушкой, то это могло серьезно подорвать моральный дух наших ребят. Но оставаясь в счастливом неведении, они шли в бой, чтобы отомстить за гибель друзей.»