Первый выстрел Тигра

Всегда будучи в меньшинстве, немецкие танкисты пользовались преимуществом первого выстрела, опустошая ряды наступающего противника, прежде чем тот приближался на дистанцию, с которой уже мог открыть огонь. Одну из таких атак на немецкие позиции в Северной Африке, имевшую место в конце апреля 1943 года, описывает капитан Чарльз JI. Девис:

«Взвод танков двигался вдоль гребня холма, прикрывая левый фланг наступающих сил. Немцы вели огонь фугасными и бронебойными снарядами. В бинокль я видел как один «Тигр» открыл огонь по нашим танкам с дистанции 3000 метров (максимально возможная дистанция прицельного огня для танков союзников). Первый снаряд лег, не долетев до цели примерно четверть расстояния. Командир взвода решил, что успеха можно добиться только сблизившись с противником. Он направил свой танк вперед, отдавая по радио команды остальным машинам.

Командир роты по радио приказал командиру взвода подняться выше, на самый гребень. Тогда командир взвода спросил о том, кто его защитит от «Тигра». «Какого «Тигра»? — переспросил командир роты. Командир взвода не успел ничего сказать. Рядом с его танком разорвался снаряд и разбил гусеницу. Танк остановился. Понимая, что 75-мм пушка его танка кажется игрушкой по сравнению с пушкой «Тигра», командир взвода решил не дожидаться прямого попадания и приказал экипажу покинуть машину».

Экипаж другого «Шермана», участвовавшего в том же бою, оказался не столь удачливым:

«Экипаж пятого танка состоял только из четырех человек. Когда башенная боеукладка оказалась расстрелянной, танк пришлось остановить, чтобы механик-водитель подал в башню боеприпасы из укладки в корпусе. Обычно эту задачу выполняет стрелок-радист, при этом танк не теряет ход. Остановившийся танк представлял собой легкую мишень. Немецкие артиллеристы на правом фланге обороны быстро поймали «Шерман» в перекрестье прицела и, обстреляв его, перебили гусеницу. Не сумев должным образом оценить ситуацию, командир танка приказал продолжить стрельбу. В ответ немцы сконцентрировали на танке огонь и буквально засыпали его фугасными снарядами. Замечание: на предельных дистанциях фугасные боеприпасы к 88-мм пушке обладали большей кучностью.) От ударов по корпусу сразу же вышло из строя бортовая радиостанция и внутренняя связь, затем танк потерял перископы, и, наконец, заклинило башню (хотя до этого танк успел выпустить по противнику весь боекомплект).

Экипаж танка оказался заперт внутри бронированной ловушки, лишенный радиосвязи, без боеприпасов, а противник продолжал осыпать танк градом фугасных снарядов. Удары и вибрация разрушили приборную панель и вообще все приборы танка. Командир танка приказал экипажу выбираться через верхние люки, поскольку пользоваться нижним люком было еще опаснее — многие снаряды ложились под днище танка. Выбираясь из танка, командир был убит, механику-водителю оторвало ногу, а заряжающий получил ранение. Лишь наводчик-капрал остался невредим и оттащил раненных в сторону. Затем наводчик остановил танк из другого взвода, погрузил на броню механика-водителя и отправил его в тыл. Затем он вернулся за другим раненным, помог ему перебраться через ничейную зону, и попутно взял в плен четырех солдат противника, хотя был вооружен только одним пистолетом.»